Коншины

КОНШИНЫ

В истории развития серпуховского купеческого сообщества  особое место занимают семьи, которые из рода в род сохраняли значительное влияние, участвовали в общегородской жизни  и благими делами  увековечили  свое имя. Династии  Сериковых, Варгиных, Кишкиных, Плотниковых, Окороковых, Мараевых… Из купечества многие переходили в дворянство.  Но всегда и во всем  на первом месте   у них стояли  общественное благо и забота о пользе народа.
Думаю, стоит напомнить читателям, что в Серпухове храмы, старинные особняки, городские учреждения были в основном построены на пожертвования купечества.
Наш рассказ — о династии Коншиных, прошедших путь от скромных купцов до текстильных магнатов. Начиная с XVIII века их фабрики входили в пятерку ведущих хлопчатобумажных предприятий России. Благодаря Коншиным наша страна  перестала зависеть от поставок английского хлопка.

ПОСАДСКИЕ ЛЮДИ

В Сотной книге Серпухова фамильное прозвище «Конша» упоминалось ещё в 1552 году. Коншины – посадские люди, мастеровые, кузнецы, сапожники, затем мелкие торговцы. В переписи У.С.Ляпунова 1646 года написано уже не Конша, а «Коншина Олёшку Фёдорова сына, у него брат Тихонько да сын Ульянко». Проживали они тогда за рекой Нарой по улице, идущей к Богоявленской церкви. Тимофей Коншин (1633 – 1772) состоял серпуховским бурмистром, управляющим городским посадом.

Затем Коншины начали заниматься торговлей, открыв в Серпухове собственные лавки и мельницы. Они скупали у крестьян пшеницу, мололи ее, а муку поставляли в Москву и Санкт-Петербург. Кроме того Коншины занимались поставкой шерсти и льна из Ярославской губернии и торговали на Макарьевской ярмарке в Нижнем Новгороде.

ПЕРВЫЕ ФАБРИКИ

Достоверно известно, что первая полотняно-льняная фабрика, принадлежавшая семейству, была основана в 1682 году Василием Григорьевичем Коншиным (1645 – 1722). Он имел двух сыновей – Филиппа (1691 – не ранее 1753) и Никиту (? – до 1722). После смерти последнего (был женат на дочери Евдокима Вавилова, занимавшегося кожевенным промыслом) остались сыновья Петр и Василий, которые по малолетству были записаны за дедом по материнской линии и получили фамилию Вавиловых.
Иначе сложилась судьба сыновей Филиппа Коншина. Купец 2-ой гильдии Иван Филиппович (1738 – после 1815) и купец 3-ей гильдии Петр Филиппович (1721 – после 1788) традиционно для семьи занимались торговлей медом, воском и вощиной (неочищенным воском). Они использовали и другие возможности для расширения торговых операций. В 1732 году Коншины построили льняную мануфактуру. П.Ф. Коншин постоянно ездил на Макарьевскую ярмарку, где торговал оружейными кремнями, а оттуда привозил красную рыбу; торговал также галантерейными и скобяными изделиями, москательным товаром. В 1781 году  он завел в Серпухове полотняную фабрику. В конце  XVIII века  на ней имелось 88 станков при 379 вольнонаемных рабочих, которые производили в год 2600 кусков полотна. Товар продавался преимущественно в Петербурге. После смерти основателя дело продолжил его сын — А.П.Коншин.
В начале восемнадцатого века род Коншиных разделился на три ветви, две из которых пресеклись. Третья же, у начала которой стоял Василий Коншин (1656 – 1722), успешно продолжила деловую традицию.

Сын Василия Филипп (1691 – 1753) и внуки Пётр (1721 – 1789) и Иван (1738 – 1816) торговали в Петербурге, Москве, на Макарьевской ярмарке в Нижнем Новгороде, где закупали различные галантерейные и москательные товары и потом сбывали их в своей лавке в Серпухове.

Первые мануфактуры в Серпухове появились в 1739 году (льняная). Затем сын Филиппа,  Пётр Филиппович, в 1781 году вложил значительную часть своего капитала в парусно-полотняное заведение. При его сыне, Алексее Петровиче, оно стало одним из самых значительных в городе.

ТЕКСТИЛЬНЫЕ МАГНАТЫ

В начале девятнадцатого века дальновидные полотнянщики начали перестраивать свои заведения на более перспективную обработку хлопка (набивка бумажных тканей – ситец). Так поступил и единственный наследник Алексея Петровича – Максим Алексеевич Коншин (1781-1816).  На базе прежней полотняной мануфактуры он открыл бумаготкацкую и ситценабивную фабрику, на которой трудились более ста рабочих. Она получила название «Старая мыза».(Мыза — отдельная усадьба с хозяйственными постройками, хутор.)

Приблизительно до половины XIX столетия всё хлопчатобумажное производство России велось на привозной пряже: не было прядильных машин, вывоз же их из Англии до 1842 года был запрещен, а ручная пряжа не могла конкурировать с английской машиной; к тому же устройство прядильных фабрик требовало огромных капиталов. Именно в это время Коншинская фабрика совершила переход к ручной набивке бумажных тканей. В 1831 году Коншин с сыном Николаем уже участвовал в промышленной выставке в Москве и получил первую награду за свои изделия.

ПОТОМСТВЕННЫЙ ГРАЖДАНИН

Николай Максимович Коншин (1798-1853)  был видным человеком в городе: в начале 1850-х годов — Серпуховский городской голова и Потомственный гражданин Серпухова. Его жена Марфа Филипповна Варгина – представительница ещё одного знаменитого рода в Серпухове.

Бумаготкацкая ситценабивная фабрика, расположенная на берегу Нары, представляла собой солидное предприятие. Она размещалась в семи каменных и четырнадцати деревянных строениях, имела 1400 ручных станков и около 200 столов для набивки ситцев, машину «для пропуска миткаля и ситца», приводимую в движение конной тягой, и 2000 вольнонаемных рабочих. В начале 1840-х годов  здесь было занято  уже 2656 рабочих на 1800 станках. К 1846 году число мастеровых увеличилось до 3176. Производство заметно расширилось и размещалось в десяти каменных и двадцати деревянных строениях.

На фабрике вырабатывали ситец, платки и покрывала; они продавались в Москве, Серпухове и в Нижнем Новгороде на Макарьевской ярмарке.

Благодаря полученным доходам Коншин смог расширить производство. В 1846-1848 годах он выстроил на северной окраине Серпухова одно из первых в России специализированное прядильное производство, изготовлявшее пряжу для его ткацкой фабрики. Это  отделение было оснащено 205 станами, которые приводились в движение паровой машиной. На производстве были заняты 195 рабочих, руководили ими четверо мастеров, выписанных из Англии. В 1856 году на этом предприятии работало 800 человек. Оборудована фабрика была при участии Людвига Кнопа – немца, имевшего тесные связи с английскими производителями машин.

В конце 1850-х годов за Нарой, на границе города, близ деревни Глазечни, Н.М.Коншин выстроил громадную бумагопрядильную и ткацкую фабрику, она стала называться «Новая Мыза». Изготовляемая здесь неокрашенная ткань поступала на его же набивное предприятие. Таким образом, Коншин создал комплекс предприятий, превращавших первоначальное сырье – хлопок — в готовые изделия, поступавшие в продажу.

В середине девятнадцатого века Коншины заняли главенствующее положение в жизни города. На их средства построена Успенская церковь, в Высоцком монастыре  был возведен храм Всех Святых (родовая усыпальница Коншиных).

У  Николая Максимовича было трое сыновей: Иван Николаевич (1828 – 1898), Николай Николаевич (1833-1918) и Максим Николаевич (1837- 1898).

После смерти мужа  его вдова Марфа Филипповна взяла дело в свои руки, но её нелюбовь к техническим новшествам вскоре привела к различным трениям между ней и её тремя сыновьями и разделу имущества.

ИВАН КОНШИН

После раздела наследства Николая Максимовича Коншина  его старший сын Иван Николаевич получил в собственность бумагопрядильную фабрику «Старая Мыза» (1475 тыс. руб.), которой владел до своей смерти. Ему удалось приумножить свое состояние благодаря удачной закупке американского хлопка в начале 1860-х годов, как раз накануне Гражданской войны в США. Хлопок  тогда резко подорожал, и в результате этой успешной операции И.Н. Коншин стал одним из самых богатых людей того времени. Он модернизировал прядильную фабрику, и число веретен было доведено до 73 тысяч, а объем производства увеличился до 5 миллионов рублей серебром.

На Парижских Всемирных выставках 1867-го и 1878-го годов его изделия отметили очередной высшей наградой.

Со временем торговля  перешагнула  границы России, Коншины наладили  связь с Персией, а в Тегеране появился склад фирмы.

Женой Ивана Николаевича стала дочь  серпуховского купца 2-й гильдии — Александра Ивановна Ипатова (1831-1914), которая в конце ХIХ — начале ХХ века слыла  известной московской благотворительницей. Поженились они 23 мая 1855 года. В этот день  Коншины устроили в своём родовом доме бал в честь молодых,  на котором присутствовали известный писатель-славянофил  С.Т. Аксаков и граф Иван Петрович Толстой, возглавлявший  111-ю серпуховскую дружину ополчения. На свадьбе, как отметил в своём дневнике Аксаков, было многолюдно, шумно и душно. Аксаков рано покинул общество, а Иван Толстой остался плясать до пяти утра. Через несколько дней после этого  укомплектованные полки и обоз вышли из Серпухова на Кавказ.

Дом, где состоялась свадьба Ивана  Николаевича и Александры Ивановны, и сейчас  находится на теперешней улице Володарского — под номером пять.

К сожалению, детей у них не было, поэтому  всё свое свободное время и средства они тратили на музыку, общественные дела и благотворительность. Иван Николаевич много лет был выборным московского Кирилло-Мефодиевского братства, почетным блюстителем Донского духовного училища, казначеем Совета Общества любителей церковного пения  в Москве, попечителем приютов.

При фабриках Коншиных в Серпухове был создан собственный хор, силами которого регулярно устраивались благотворительные концерты. Об одном из них сообщалось в «Московских ведомостях»: «26 марта 1893 г. в серпуховском Зале общественных собраний в пользу местного благотворительного общества графини М.Ф. Сологуб и городской богадельни хором певчих братьев Коншиных исполнялись древнейшие песнопения Киево-Печерской лавры». Этот же хор 17 февраля 1886 года давал концерт в консерваторском зале по инициативе П.И. Чайковского.

Когда в 1884 году членских взносов стало не хватать для оплаты певчих  в концертах, И.Н.Коншин, не раздумывая, внес  недостающую  сумму.

Ежемесячно священники серпуховских храмов (а их было более двадцати) посылали в Москву Ивану Николаевичу подробный список бедствующих в их приходе, а также вдов и сирот, обратившихся к настоятелю за помощью. Иван Николаевич с такой же регулярностью посылал каждому священнику по двести, а иногда и более рублей.

Все  бедные серпуховские невесты получали от него от ста до трехсот рублей в приданое.
Семейство Коншиных причастно к  истории создания в Серпухове Всех-святского храма. На его строительство Н.М. Коншин  пожертвовал 10 тысяч рублей. В это дело внесли существенный вклад серпуховские купцы Карповы, Н. Н. Чернов и И.Н. Коншин.

Умер Иван Николаевич в декабре 1898 года. По его завещанию все капиталы — 10,5 миллиона рублей, текстильную фабрику, чугунолитейный и лесозаготовительный заводы, усадьбы он оставил жене, при этом щедро наградив всех своих работников годовым жалованьем. В некрологе  было написано: «Потомственный дворянин И.Н.Коншин после продолжительной и тяжёлой болезни волею Божиею скончался 9 января… Вынос тела усопшего  и отпевание в церкви Спаса Божий Дом, что на Пречистинке, а погребение 13 января в Серпухове». На следующий день после кончины во всех монастырях и церквях нашего города  были совершены  заупокойные литургии и панихиды. Храмы были переполнены народом, который искренне молился и плакал.

12 января, в  6 часов вечера, несмотря на сильную метель, буквально весь город собрался у станции железной дороги в ожидании прибытия из Москвы поезда с гробом усопшего. Весь путь от вокзала до Успенской церкви был усыпан можжевельником. На вокзале собрались  настоятель Высоцкого монастыря отец Тихон с братиею, настоятель церквей Владычного монастыря, городской голова и представители местной администрации. В 7 часов поезд прибыл. На металлический гроб были возложены роскошные венки от  городских властей, граждан, фабрикантов и рабочих. После панихиды запел хор рабочих коншинской фабрики. Затем гроб был поставлен на носилки, и шествие двинулось в город. В метель, в сильный мороз, без всякого принуждения шла тысячная толпа рабочих с горящими свечами. В девятом часу процессия прибыла в Успенскую церковь. Всю ночь к гробу на поклон шли толпы народа. Панихиды по своему благодетелю рабочие заказывали беспрерывно. Рано утром была отслужена литургия. В третьем часу дня процессия по Московской улице двинулась к Высоцкому монастырю. Тысячная толпа шла за гробом, неся огромное количество венков. Гроб внесли в родовой склеп и опустили в могилу. По окончании похорон всем был устроен поминальный обед в помещении коншинской фабрики.

ДЛЯ БРОШЕННЫХ И БЕЗДОМНЫХ

Поскольку Александру Ивановну никогда не интересовали фабричные дела, она все производственные мощности вернула в семейный котел — продала их «Товариществу мануфактур Н.Н. Коншина в г. Серпухов». В результате ее состояние удвоилось.
После смерти мужа благотворительные дела стали единственным смыслом жизни Александры Ивановны. Она могла на улице подобрать случайного грязного пьяницу, которого на кухне приводили в чувство, отмывали, переодевали, кормили. Провожая его, Александра Ивановна давала пятак и наказывала, чтобы следующий пятак он зарабатывал сам и впредь денег не пропивал. Брошенные кошки и  собаки тоже находили в ее усадьбе приют, хотя некоторые считали такое милосердие к опустившимся людям и брошенным животным чудачеством сердобольной барыни. Она постоянно вносила пожертвования    больницам, воинским лазаретам, благотворительным  организациям, приютам, фондам помощи увечным воинам и их семьям, храмам, учреждениям Православной церкви…

Еще в 1865 году Иван Николаевич купил в Москве, на Пречистенке, у князей Трубецких усадьбу, записав ее на имя своей жены (ныне это Дом ученых). Александра Ивановна любила проводить в этом особняке благотворительные балы, литературно-музыкальные вечера, рождественские елки для детей округи.

А.И.Коншина умерла 29 сентября 1914 года от воспаления лёгких на 84-м году жизни. Из своего двадцатимиллионного состояния только пять миллионов рублей и особняк на Пречистенке  она завещала Варваре Петровне Коншиной, воспитывавшей  пятерых детей. Остальные 15 миллионов рублей она просила своих душеприказчиков — А.Ф. Дерюжинского и Н. А. Цветкова — направить на создание богоугодных заведений и расширение уже существующих.

В сентябрьском выпуске «Известий Московской городской Думы» за 1916 год сообщалось: «…коншинские Дом призрения, больница на Большой Якиманке и корпус для душевнобольных на Канатчиковой даче строятся и в ближайшее  время будут переданы в ведение города».  А 18 февраля 1917 года в Песковском переулке, близ Всехсвятской рощи, было совершено освящение храма при убежище для увечных воинов, построенном на средства А.И. Коншиной, 19 февраля в нем была совершена литургия в присутствии Ее Императорского Высочества Великой княгини Елизаветы Федоровны.
Другой сын Н.М.Коншина,      Максим Николаевич, был женат на Агриппине Александровне Рахманиной. Ему после раздела  наследства досталась бумаготкацкая, ситценабивная и красильная фабрики. Он сначала  совместно с братом Николаем основал Торговый дом, но, не обладая деловой энергией, вскоре был удалён из дела и получил в 1872 году полное вознаграждение деньгами.

В 1892 году после краха Торгового дома «В.Третьякова вдова с сыновьями» Коншины прикупили у бывших владельцев смежную со «Старой Мызой» землю с фабричными строениями. А от станции Серпухов Московско-Курской железной дороги было решено начать постройку железнодорожной линии ко всем фабрикам «Товарищества мануфактур Н.Н.Коншина».

СИМВОЛ ТЕКСТИЛЬНОГО ДЕЛА

Среднему брату, Николаю Николаевичу (1833-1918), предприятий не досталось.  Братья обещали выплатить его долю наличными, но именно ему  было суждено стать главой и символом коншинского дела.

Уже в 19 лет он был назначен казначеем серпуховских богоугодных заведений. В 1867 году «зачислен в звание директора серпуховского уездного отделения попечительского о тюрьмах комитета». Тогда же получил благодарность за успешный сбор налогов по Серпухову. В 1872 году его наградили орденом Святого Станислава третьей степени за организацию политехнической выставки в Москве, из которой впоследствии вырос нынешний Политехнический музей. В 1873 году Николай был награжден кавалеристским крестом шведского ордена за развитие торговли со Швецией. Кроме того, он вел активную торговлю с Болгарией и Сербией.

Одним из первых Николай Коншин приступил к освоению присоединенных к России среднеазиатских территорий. До этого отечественная текстильная промышленность полностью зависела от поставок американского и индийского хлопка. В 1870-х годах Н.Н.Коншин завел собственную плантацию, а также хлопкоочистительные и прессовальные заводы в Мервском оазисе в Туркмении, первым начал разводить в регионе высокосортный хлопчатник из американских семян. Почин был подхвачен другими фирмами, и в канун первой мировой войны уже около половины перерабатываемого на предприятиях центральной России хлопка поступало из Средней Азии.

СЕМЬЯ

У него было 9 детей. В 20 лет он женился на А.Я.Каратаевой – родились сын Николай (1854-1883) и дочь Капитолина (1856-1912). Жена его умерла после родов, оставив двухгодовалого сына и новорожденную дочь.  Коншин  женился вторично на Ольге Николаевне Добрыниной. От этого брака   на свет появились  7 детей: ещё один Николай (1861-1916); Сергей (1863-1911); Александр (1867 — ?); Иван (1882 — ?); Елизавета (1862-?); Евгения (1868-1942); Александра (1872-?). Старший сын Николай  учился в  Оксфорде  и очень интересовался текстильным делом, отец смотрел на него как на своего преемника, но в 29 лет он неожиданно заболел и умер, оставив детей – Николая и Александра. Николай  также учился в  Оксфорде, но, заболев туберкулезом, оставил все дела и уехал лечиться в Италию, где неподалёку отСан Ремо купил виллу. Умер в 1913 году, похоронен в Серпухове.

Его брат Александр Николаевич Коншин (1883-1912) был знаменитым автомобилистом-спортсменом. Владел гоночным автомобилем фирмы «Опель» (40 лошадиных сил),  очень удачно участвовал  в соревнованиях, устраиваемых  Московским клубом. 17 июня 1912 года он установил  всероссийский рекорд скорости – 136 вёрст в час, а 2 июля – 150 в/ч.
Большие надежды возлагались на стокилометровый пробег 9 сентября. Состязание проходило между деревней Еленино на 31-й версте Петербургского шоссе и предместьем  Клина. У деревни Еленино были старт и финиш. Участники должны были  доехать до поворотного пункта и после часового перерыва вернуться обратно. Соревнования  начались в 10 часов утра. Первым ехал А.Н.Коншин, лично управляя автомашиной, рядом с ним сидел шофёр  С.Гавриков. Остальные гонщики отправлялись через  каждые 2 минуты. На обратном пути, где шоссе делает два крутых поворота в форме цифры 8, машину занесло, она врезалась в мостик через канаву и взорвалась. Крестьяне, находившиеся неподалеку, бросились на помощь. Коншин сидел на своём месте за рулем, а шофёр Гавриков был выброшен и очутился позади кузова. Коншина перенесли в усадьбу, где он через несколько минут  скончался. Шофер был помещён в больницу, а затем отправлен  в деревню для поправки здоровья.

ВСЕРОССИЙСКИЙ МАСШТАБ

В конце девятнадцатого века Николай Николаевич Коншин стал предпринимателем всероссийского масштаба. Он понимал, что без решения социальных вопросов солидное дело в России развиваться не может. Поэтому при его фабриках работали бесплатные ясли, двухклассное начальное училище на 500 учеников, ремесленная школа, больница и чайная   —  «чтобы отвлечь рабочих от трактиров». За счёт Товарищества Коншина были построены  24 корпуса бесплатных квартир казарменного типа. Кроме того возведен  посёлок из 300 отдельных домиков, для покупки которых рабочие получали ссуду.

Николай Николаевич был деятельнее своих братьев. Ставя свое дело на надлежащую высоту, он зорко следил за успехами промышленности, с этой целью даже был в Англии. Он настойчиво стремился распространять свои товары не только внутри  Отечества, но и за его пределами.  За вклад в общее содействие русской промышленности и торговли, в развитие  торговых  отношений России с Персией  Николаю Николаевичу   была вручена «Алексеевская» медаль.

В 1882 году «В воздаянии заслуг на поприще отечественной промышленности в течение 200 лет» купеческий род Коншиных был возведён в потомственное дворянство – степень отличия, которой удостаивались наиболее выдающиеся представители делового мира.

ПОПЕЧИТЕЛИ

Известен вклад Коншиных в работу Серпуховского Благотворительного общества,  начавшего свою работу в 1864 году. Его деятельность  была разносторонней. В  лечебницу для бедных Н.Н.Коншин, кроме ежегодного обязательного пожертвования в 200 рублей, передавал  медикаменты, перевязочные средства и посуду на сумму в несколько сотен рублей.

22 года попечительницей школы для девочек была его внучка  Ольга Николаевна Коншина. Когда для школы был нанят отдельный дом, она устроила в нём приют для беднейших учениц.

В сентябре 1868 года при обществе была открыта библиотека. Ее первой попечительницей стала Агриппина Александровна Коншина, затем её сменила Варвара Петровна Коншина. В 1905 году в библиотеке было 4265 наименований изданий в 8659 томах.  В отделе для бедных плата за годовой абонемент была всего пять копеек. Среди читателей  представители всех слоёв города: дворяне, чиновники, духовенство, купцы, учителя, мещане, крестьяне.

НЕ ВСЕ ГЛАДКО

К этому времени фабрики (строения и машины) оценивались  уже в полтора  миллиона рублей, а лесные владения — в 500 тысяч рублей; производительность  равнялась 105000 пудов пряжи, до 500000 кусков сурового товара и около 300000 кусков готовых тканей (часть миткаля продавалась суровьем, без переработки).Была  приобретена   отдельная красильно-отделочная (аппретурная) фабрика, построена  новая ткацкая.

Но в семье, увы, не всё  было  так же гладко. Старший сын Николая Николаевича от второго брака  — Николай (1861-1916)  с детства увлекался пением. Вопреки воле отца, который хотел, чтобы сын занялся текстильной промышленностью, он уехал в Италию — в Милан, в Ла Скала. Там познакомился с американской певицей Э.Мэршэн (1867-1937), они поженились, жена приняла православие и стала носить имя Ирина. Молодые отправились путешествовать по Европе, с успехом выступая на сценах оперных театров. Но отец не хотел мириться с тем, что его сын стал артистом, и всячески ему мешал.

Однажды в Лондоне на концерте присутствовала сама английская королева, которая с нетерпением ждала выхода русского артиста, но напрасно: отец устроил так, что сын  опоздал на собственное выступление. Контракты были разорваны, и  чета  возвратилась в Россию, попробовала выступать в Петербурге. Отец  подкупил зрителей, и они забросали певца тухлыми яйцами и помидорами. Оскорбленный до глубины души Николай  уехал к себе в имение, увез жену, оборвав таким образом и её карьеру.

И все же  все ухищрения отца оказались напрасными: сын прекратил выступать, но в дело семьи так и не вошел.

Спокойной жизни в глуши тоже не получилось, Николай влюбился в молоденькую казачку Наталью Аркадьевну Данько-Федяй. Это было страстное чувство. Николай хотел развестись с женой, но отец запретил ему даже думать об этом, заявив, что лишит его наследства. В 1916 году, не выдержав двусмысленности своего положения, Наталья отравилась цианистым калием в доме знаменитых врачей Боткиных, где  тогда гостила. Предварительно она отослала письмо своему возлюбленному  с сообщением  об этом. Но Боткин не зря считался знаменитым врачом – Наталью спасли, а вот Николай,  едва получив письмо, застрелился в доме отца в Москве, так и не узнав, что его любимая осталась жива. Жаль, что такой талантливый человек  не нашёл своего места в жизни. Может, если бы отец так настойчиво не вмешивался в судьбу сына, всё сложилось бы иначе?  Кто знает…

Наталья потом вышла замуж, овдовела, но даже в глубокой старости вспоминала Николая, называя его своей единственной любовью.

НОВЫЙ ЭТАП 

в истории фамильного древа был связан с экономическим подъёмом  1890-х годов. Н.Н.Коншин окончательно переселился в Москву, а фабриками стали руководить два его сына  — Сергей и Александр.

Продолжая расширяться, товарищество Н.Н. Коншина за десятилетие — с 1897 года — приобрело новых машин на 4000000 рублей и воздвигло новых построек на 3200000 рублей, оборудовав за это время новую ткацкую фабрику, электрическую станцию, огромные корпуса для беления и отделки товара и для печатных машин.

Заметной фигурой на ниве благотворительности был Потомственный дворянин Сергей Николаевич Коншин (1863 — 1911). Он обожал лошадей и выигрывал престижные турниры. Женат  Сергей  был на дочери крупного промышленника А.Ф.Второва  — Анне Александровне. После его смерти при больнице Товарищества создается неприкосновенный фонд, проценты с которого выдавались на пособия больным работникам в случаях, когда больница не могла оказать им нужную помощь. Основание фонду положила супруга покойного А.А. Коншина. Капиталы пожертвовали Н.Н. Коншин, Н.А. Второв, Е.Н. Федорова и другие. Выдача пособий производилась коллегиальным решением Совета, а в неотложных случаях разрешалось однократное  пособие, не превышающее 5 рублей. Ходатайства о периодическом или единовременном пособии рассматривались в Совете после предварительного исследования здоровья просителя в Коллегии врачей Товарищества. На заседании 6 марта 1913 года Совет постановил считать, что рабочий, уволенный с фабрики по болезни, приобретенной за время работы, имеет право на пособие для лечения   и  даже для посылки на курорт за счет фонда.

«ТОЛСТОВЕЦ»

Александр Николаевич Коншин, Потомственный дворянин, купец 1-й гильдии, директор фабрики и член правления Товарищества на паях внутренней и вывозной торговли мануфактурных товаров —  единственный из детей, кто пережил своего отца. Он окончил Московский университет, где написал работу о применении удобрений для повышения производительности земледелия. Всю жизнь увлекался философией Льва Толстого, за что в семье его прозвали «толстовцем». В студенческие годы он переписывался с писателем, а затем познакомился и очень сблизился с ним.

Л.Н.Толстой так писал о нём: «Коншин премилый человек. Еду сейчас к нему в столовые и везу ему деньги» (Речь идёт о бесплатных столовых для бедных, которые организовывал Коншин).

Коншины всегда отличались щедростью и отзывчивостью, и тому есть яркий пример. Когда Л.Н. Толстой обратился с воззванием к общественности России об оказании помощи духоборам, преследуемым царским правительством, на него откликнулись многие передовые люди страны. Среди тех, кто оказал им помощь, был и Александр Николаевич Коншин. Перевозка и обустройство переселенцев осуществлялись в основном на благотворительные пожертвования. Самую значительную сумму в две тысячи долларов пожертвовал А.Н. Коншин. Осень 1899 года он провел в Канаде, помогая духоборам обживаться в новой стране.

В этот период он много ездит по миру (Англия, Италия, Швейцария), где знакомится с большевиками. Особенно он подружился с Бонч-Бруевичем, соратником и другом Ленина. Не раз в своих вещах он провозил в Россию запрещённую властями газету «Искра». Если бы он тогда мог представить, к каким огромным бедам для России приведёт власть большевиков!..

В 1903 году Александр женился на Софье Корсаковой, представительнице известного дворянского рода. Они уехали к себе в имение, где решили  жить только на средства, добываемые сельскохозяйственным  трудом. Но под нажимом отца в 1907 году Александр был вынужден подключиться к руководству серпуховскими фабриками. Супруги много времени уделяли благотворительности. В собственном доме в Москве А.Н. Коншин организовал для беспризорников приют, рассчитанный на шестьдесят мальчиков. При нем работали школа с программой городских училищ и различные мастерские.
26 ноября 1908 года в семье  родился долгожданный сын Дмитрий. Радости супругов не было предела, но у мальчика оказалось очень слабое здоровье, и они    уехали  за границу. Александр хотел полностью посвятить себя воспитанию сына, но трагическая гибель брата Сергея в 1911 году  делает его единственным наследником семейного дела.

НЕБЫВАЛЫЙ РАЗМАХ    

В 1913 году было решено приступить к постепенной перестройке большинства фабричных корпусов, оборудуя их по последнему слову техники и переходя на центральную электрическую силовую тягу. Для этой цели в 1914 году   была построена огромная электростанция, рассчитанная на 7000 лошадиных сил,   —  для передачи электроэнергии  всем  четырем фабрикам и  вспомогательным учреждениям.

За высокое качество своих изделий Товарищество, участвуя почти на всех выставках, получило ряд высших наград   —  до Государственного герба включительно.
К этому времени  на всех фабриках  было  занято одних рабочих, не считая прочих служащих, около 14000 человек.   Производство имело 62 паровых котла, 55 паровых машин, турбогенераторов, нефтяных двигателей и паровых насосов (всего около десяти тысяч индикаторных сил), 115000 прядильных веретен, 4200 ткацких станков, 29 печатных машин, 18 плюсовальных и свыше 300 разных отделочных машин.Товарищество перерабатывало в пряжу ежегодно свыше 350000 пудов египетского, американского и русского хлопка и потребляло больше 320000 пудов пряжи. Ежегодный выпуск товара доходил  до 3000000 кусков на сумму 30000000 рублей.
Вырабатывались  разно-образные ткани, начиная от самых тончайших батистов и сатинов, которые по своему качеству и изяществу успешно конкурировали с заграничными, и кончая самыми обыкновенными грубыми тканями для крестьянского потребления…

Источник
http://www.mosoblpress.ru/mass_media/3/140/item107182/
http://www.mosoblpress.ru/mass_media/3/140/item111265/