Кочетковы

Крюковские старости

Ольга Авдеева

Те, кто жил в советские годы, знает, что в любой статье о фабрикантах, заводчиках, капиталистах требовалось их «заклеймить»,

даже если речь шла о тех, кто оставил по себе добрую память. Изменилась жизнь, изменился общественный строй. Но остались прежними методологические приёмы, которые используют авторы многих книг и статей. Те, кто любит приврать, «заклеймить», возвысить одних «героев» за счёт других, у нас по-прежнему востребованы.

Антон, ты не прав…

С удивлением прочитала статью с интригующим названием «Гонорары и судьбы» (Из чеховской литературной одиссеи), опубликованную в журнале «Русский дом». Её автор Л.А. Цургозен безапелляционно заявляет: «… Антон Павлович не питал слишком большой привязанности к врачебной практике, а деревню не любил». Автор не верит подлинности рассказов Чехова. Он оспаривает знаменитое чеховское описание из повести «В овраге», в котором слились воспоминания писателя о жизни в двух фабричных сёлах Угрюмове и Крюкове: «… В селе не переводилась лихорадка и была топкая грязь даже летом, особенно под заборами. Здесь всегда пахло фабричными отбросами и уксусной кислотой, которую употребляли при выделке ситцев. Это были небольшие фабрики, и на всех их было занято около четырехсот человек. От кожевенной фабрики вода в речке становилась вонючей, отбросы заражали луг, крестьянский скот страдал от сибирской язвы, и фабрику приказано было закрыть, но она работала тайно, с ведома станового пристава и уездного врача, которым владелец платил до десяти рублей в месяц. Во всем селе было только два порядочных дома, каменных, крытых железом…».

Стремясь защитить совладельцев ситценабивной фабрики в Крюкове Александра и Петра Кочетковых, Л. А. Цургозен утверждает, что в селе не наблюдалось «ни одного из описанных экологических бедствий», ни повального пьянства. Наоборот, Пётр Васильевич Кочетков «с одобрения Чехова» построил на свои деньги холерный барак», а «несколько позже» — школу и церковь (?).

Между тем, оценки Чехова могли быть и резче. Священник и литератор С.Н. Щукин вспоминал слова Чехова: «И купцы Хмырины есть в действительности. Только на самом деле они ещё хуже. Их дети с восьми лет начинают пить водку и с детских же лет развратничают; они заразили сифилисом всю округу. Я не говорю об этом в повести, потому что говорить об этом считаю нехудожественным».

Кочетковы — благотворители и попечители

Отмечу ошибку защитника чести фабрикантов Кочетковых. Крюковская церковь не могла быть построена «несколько позже», так как она является одной из древнейших в наших краях. Каменный храм Святителя Николая Мирликийского в Крюкове построен в 1833 году на месте деревянной церкви, упоминания о которой относятся к началу XVIIвека. Семья Кочетковых, несомненно, относилась к числу главных благотворителей храма.

Кочетковы помогали не только Никольской Церкви. В чеховские времена храм Преображения Господня в Старом Спасе получил ценный вклад от Домны Ивановны Кочетковой и её дочери Натальи, принадлежавших к крюковской ветви рода Кочетковых. Они совершили паломническую поездку в Иерусалим. Там по их заказу было изготовлено храмовое Распятие, освященное на горе Голгофе. Это распятие было установлено в Старом Спасе.

Когда в Капустине был достроен каменный храм во имя великомученика Георгия Победоносца (1878-1889), его расписывал московский художник Дмитрий Алексеевич Кулыгин. Роспись была осуществлена на средства Стефана Егоровича Кочеткова.

Кирпичное здание школы при церкви было построено Кочетковыми в 1902-1904 гг. Училось в ней до 90 учеников. Старожилы вспоминали, что условия в школе были прекрасные.В классной комнате на полу лежал ковёр. На окнах цвели редкие цветы. Попечители Кочетковы обеспечивали учеников книгами, тетрадями, грифельными досками, ручками и чернильницами «непроливашками». Каждое воскресенье все учащиеся под руководством учителя ходили в церковь и стояли в отведённом месте близ алтаря.

«Оказался я превосходным нищим…»

Холерный барак в Крюкове был построен благодаря усилиям Чехова, организовавшего борьбу с эпидемией холеры на огромном медицинском участке (26 деревень, 7 фабрик и один монастырь). В Крюкове находился и медицинский пункт, где Чехов принимал больных. Кочетковы взяли на себя расходы по строительству барака после настоятельных просьб Чехова. 16 августа 1892 года писатель признавался А. С. Суворину: «Оказался я превосходным нищим; благодаря моему нищенскому красноречию мой участок имеет теперь два превосходных барака со всею обстановкой и бараков пять непревосходных, а скверных. Я избавил земство даже от расходов по дезинфекции. Известь, купорос и всякую пахучую дрянь я выпросил у фабрикантов на все свои 25 деревень».

На заседании Санитарного Совета 29 октября 1892 года, по предложению Чехова, была выражена благодарность «за полезную деятельность и содействие в мероприятиях против угрожающей холеры господам санитарным попечителям: С.Г., А.Г. и И.Т. Толоконниковым, Ф.М. Кочеткову».

Споры о сбросах в Лопасню

«Мы имеем понятие, конечно, о проблеме сточных вод для кубовых красителей при окраске ситца, — пишет Л.А. Цугозен, —  для них-то братьями <Александром и Петром Кочетковыми> и был отведен специальный пруд, и в речку Лопасню вредных веществ не сбрасывалось. Современные экологи могли бы только позавидовать уникальной технологии окраски ткани, изобретенной умельцами-хозяевами с применением дешёвых природных красителей и обыкновенного коровяка. К сожалению, секрет был безвозвратно утрачен. А ведь был налажен широкий экспорт отечественных ситцев, за что П.В. Кочетков удостоился от шаха Персии высшего ордена (звезда «Лев и Солнце»). Сохранилось фото, сделанное придворным фотографом. Характерная черта — наряду с российскими орденами можно видеть и небольшой круглый значок активиста “Общества трезвости”».

Эти замечания автора статьи (как я поняла, химика по образованию) интересны. Но он не учитывает, что, кроме двух ситценабивных фабрик Кочетковых, в Крюкове находились две молочных лавки, две харчевни, бараночное заведение, два овчинных заведения, две кожевенные фабрики Шелагуровых и Сафонова. И не все из них были «экологически чистыми».

Чехов был хорошо знаком с положением дел на фабриках и заводах в Крюкове и Угрюмове. Он был членом земского Санитарного Совета. И относился к работе в Совете не формально: принимал участие в издании «Обзоров Серпуховской земской санитарно-врачебной организации», не жалея времени, писал для него отчёты. Чехов считал, что положение дел в фабричных посёлках во многом зависит от образованности и сознательности фабрикантов. Особенно активно он работал в Санитарном Совете осенью 1892 года. Трижды вместе с врачами-земцами выезжал в Крюково. В результате усилий членов Совета было запрещено открытие кожевенного завода И.М. Сафонова близ Крюкова.

Были ли среди фабрикантов алкоголики?

 

Очень огорчает Л.А. Цугозена якобы безосновательное упоминание Чехова о пьянстве фабрикантов Кочетковых. Обратимся к письму Чехова к психиатру В.И. Яковенко от 31 июля 1893 года: «Я не знаю, принимаете ли вы амбулаторных больных, но, тем не менее, всё-таки решаюсь направить вам фабриканта Кочеткова, алкоголика. Его жалоба: «Пью водку и никак не могу уняться».

Автор статьи, считающий Кочетковых рьяными поборниками трезвости, не вполне разобрался в родословном древе фабрикантов. Алкоголиком Чехов называет не кого-либо из крюковских или хатынских Кочетковых, а Степана Егоровича Кочеткова — владельца ситценабивной фабрики и кирпичного завода в Угрюмове.

Именно с этой семьёй Чехов был знаком особенно близко. Лечил сына и дочь фабриканта, рабочих угрюмовской фабрики. Муж Марии Степановны Кочетковой, жившей в Серпухове, передал О.Л. Книппер-Чеховой письмо Антона Павловича, содержавшее советы, как лечить маленькую Машу Кочеткову. Он писал тогда Ольге Леонардовне: «У них <в семье Кочетковых> об Антоне Павловиче сохранились воспоминания как о добром, отзывчивом, жизнерадостном человеке».

С.Е. Кочетков помог Чехову в строительстве школы в Новосёлках, пожертвовав кирпич. Чехов, отправляя в Серпухов князю С.И. Шаховскому отчёт «о постройке Новосёлковского училища», особенно просил, чтобы «о его пожертвовании было заявлено в земском собрании». В письме к сестре Чехов вновь напоминал, чтобы не забыли публично поблагодарить С.Е. Кочеткова за его пожертвование.

Замечу, что о крюковских Кочетковых Чехов писал мало. Единственный его отзыв — вполне положительный. Как известно, в 1897 году Чехов принимал активное участие во Всероссийской переписи населения. Он привлёк к этой работе Кочеткова из Крюкова: «Это молодой человек, фабрикант, с хорошим почерком», — писал Чехов.

Кочетковы из Хатуни

В чеховские времена в Бавыкинскую волость входило и древнее село Хатунь (ныне оно относится к Ступинскому району). Краевед В.Н. Каленов рассказывает, что гордостью Хатуни была ситценабивная фабрика Сергея Егоровича Кочеткова (не путать со Степаном Егоровичем). Она начала работать во всю мощь в 80-е годы XIX столетия. С.Е. Кочетков был родом из села Крюково, где его отец и братья успешно вели ситценабивное производство. Сергей Кочетков сначала купил каменные здания в Хатуни, а затем выстроил там и новые здания. В фабричном здании установили паровую машину и трансмиссию для приведения в движение валов, наносившей рисунки на ткань и две ёмкости  с красителем. Тут же, но чуть позже, была установлена динамо-машина, ток которой освещал производственные помещения и жилой дом. Из дальних и ближних деревень приходили любоваться на окна, освещенные не лучиной или керосиновой лампой, а непонятно как горящим стеклянным шаром без дыма, копоти и треска.

В.Н. Каленов собрал интересные воспоминания потомков С.Е. Кочеткова. «Краски для расцветки тканей, — вспоминалего внук Сергей Тихонович Кочетков, — покупались только растительные, привозимые из Индии или Ирана. На фабрике работало около ста человек. Здесь были талантливые художники, высокого класса мастера резьбы по дереву, линолеуму, химики, электрики, механики, — и все они из Хатуни и ближних к ней деревень».

«А какие яркие, запоминающиеся расцветкой ткани выпускала фабрика, глаз не оторвешь», — вспоминала уроженка Хатуни А.С. Морозова. В двадцатые годы XIXвека она играла в народном Хатунском театре.Преуспевал театр благодаря помощи С.Е. Кочеткова. Его заботу ощущали и школы, и храм, и больница. Фейерверки, что устраивал Сергей Егорович по большим церковным праздникам и на Новый год, удивляли видавших виды москвичей, специально приезжавших в Хатунь, чтобы полюбоваться необычным зрелищем.

В конце XIX — в начале XX века на международных промышленных выставках в Брюсселе и Мадриде (1897), а затем в Париже (1903) Сергей Егорович Кочетков был награжден двумя Большими Золотыми медалями и Орденом Почетного Легиона.

Потомки рода Кочетковых

Сегодня потомки фабрикантов Кочетковых, безусловно, люди солидные и интересные. Династию Кочетковых из Крюкова прославил академик РАН Николай Константинович Кочетков (1915 — 2005) — химик с мировым именем. Более двадцати лет он был директором Института органической химии АН СССР. Разработал ряд новых методов органического синтеза. Синтезировал новые лекарственные препараты: противотуберкулёзные, противосудорожные, противоаллергические и др. Стал Героем Социалистического труда, награждён орденом Ленина.

Сергей Николаевич Кочетков (р. 1952) —  сын академика Н. К. Кочеткова, не отстал от отца, стал членом-корреспондентом РАН, профессором кафедры химии природных соединений химического факультета МГУ, заместителем директора Института молекулярной биологии РАН. С.Н. Кочетков работает в области исследований и борьбы с особо опасными вирусными инфекциями — СПИДом и гепатитом С. Его исследования способствуют созданию более эффективных лекарственных препаратов, направленных на подавление этих заболеваний.

Константин Александрович Кочетков — заместитель директора по научной работе Института элементоорганических соединений имени А.Н. Несмеянова РАН, заведующий лабораторией, доктор химических наук.

Геннадий Борисович Кочетков — руководитель Центра проблем управления Института США и Канада РАН. Он специализируется на исследованиях проблем управления за рубежом. Активно консультирует как российские, так и зарубежные компании. Г.Б. Кочетков является автором более 200 монографий, разделов монографий, статей и других работ по вопросам зарубежного менеджмента, государственного, муниципального и корпоративного управления, организации и управления в сфере науки, образования и инноваций.

Представители многих родов фабрикантов в Лопасненском крае пострадали от репрессий. К счастью, род Кочетковых сохранился, и многие его представители работают в области химии, на том же поприще, на котором в XIX веке их предкам сопутствовала удача.

 

Источник: http://muzejpamyati.narod.ru/exibition/t_184.htm

С давних пор земли, на которых привольно раскинулось старинное подмосковное село Крюково, принадлежали Андрониевскому монастырю, затем село перешло в ведение Государственных имуществ и крестьянского сословия, платившего оброк за землю. Согласно преданию, поныне бытующему среди местных старожилов, в XVIII веке на правом берегу реки Лопасни близ проходившего здесь Каширского тракта поселился московский купец Крюк, который построил тут трактир. Вскоре вокруг возникло несколько крестьянских дворов, появились строения и на левом берегу реки. Селение стало называться по имени его первого новосела — Крюковом. После смерти купца, трактир пришел в упадок, затем и совсем разорился. То место заросло буйным разнотравьем. До сих пор среди местных жителей бытует выражение, касающееся этого места: «Пошел на Крюк косить траву».

Есть и другая версия возникновения названия села, связанная с тем, что селение выросло на месте, где река Лопасня делает своеобразную излучину — крюк. Со временем Крюково все больше разрасталось. Вдоль берегов реки и на пологих откосах местного оврага возникали улочки и слободки из крестьянских построек, бойко торговали трактиры и лавки братьев Гудковых и Волгова. Появляется в селе кустарное и мелкопромышленное производство ситценабивных тканей.

После Отечественной воины 1812 года в село приезжают предприимчивые купцы из разорившихся крестьян — Кочетковы, до того проживавшие под Москвой. Первая ситценабивная фабрика была построена в 1823 году братьями Федором и Максимом Кочетковыми. Затем появляются фабрики Василия и Домны Кочетковых. Был фабрикантом и Степан Кочетков, которого лечил А.П. Чехов. На этих небольших фабриках производились «кубовый» цветной ситец и головные платки. Производство было полуручным, с использованием паросиловых машин, фабрики размещались в нескольких мрачных, приземистых мастерских, где трудилось около трехсот рабочих. Кочетковское производство процветало: «кубовые» ситцы и платки пользовались спросом не только в России, но и за ее пределами: в Турции, Иране, Афганистане, о чем свидетельствуют рекламные листки тех лет.

Славился кочетковский ситчик, только вот жизнь фабричных рабочих была тяжелой. В мрачных, приземистых мастерских, где было постоянно сыро и грязно, в облаках кислотных испарений люди работали по 14—16 часов в сутки, получая за свой каторжный труд мизерную оплату— по семь копеек за штуку материи длиною семьдесят один аршин.

Особенно тяжелым был труд женщин и подростков. Отмывая и отбеливая суровье, они стояли по колено, а то по грудь в воде — часто болели. Чахотка косила людей, половина жителей Крюкова болела этой страшной болезнью. Кроме того, как свидетельствует А.П. Чехов в своей знаменитой повести о здешних местах — «В овраге», фабриканты, вопреки запрещениям санитарной комиссии, сбрасывали отходы химикатов в реку, водой которой пользовалась местные жители, что также порождало заболевания людей и животных. Невыносимые условия труда, влияние революционных идей будили протест среди крюковских рабочих; стачки на кочетковских фабриках неоднократно вспыхивали вплоть до 1917 года.

Не лучше обстояло дело и на крюковеких кожевенных фабриках, которые появились здесь в 1863 году на землях, арендованных у крестьянского общества Для производства лайки, сафьяна, белого поднарядного материала и мытаной шерсти во всей округе скупались овечьи шкуры. Их сушили и из полученных кож выделывали сумки и кобельки, сапоги для армии и на продажу. На фабриках трудились более 100 человек, широко применялся труд подростков.
В селе, где проживала не одна сотня людей, не было ни бани, ни больницы. Зато последними наследниками Кочетковской династии фабрикантов — Александром и Петром, была построена в 1636 году на высоком взгорье правобережья Лопасни каменная церковь Святителя Николая с богатым убранством, куда приходили молиться крестьяне со всей округи. Фабриканты считали себя благодетелями. Вскоре Петром Кочетковым была сооружена возле церкви небольшая, деревянная земская школа, в которой в течение трех лет учились дети местных богатеев и состоятельных крестьян и рабочих.
О печальных условиях в этой школе красноречиво свидетельствует доктор А.П. Чехов в своем отчете Серпуховскому санитарному Совету: «Из школ моего участка мне приходилось наблюдать только одну в Крюкове… Темнота, низкие потолки, неудобная унылая печь, стоящая среди классной комнаты, плохая старая мебель, вешалка для верхнего белья, за неимением другого места устроена в классной комнате; в маленьких сенях спит на лохмотьях сторож и тут же стоит чан с водой для учеников. Отхожее место не удовлетворяет самым скромным требованиям гигиены и эстетики. Учитель с женой помещаются в одной небольшой комнате. Сарая при школе нет»… Лишь после выхода в 1900 году в свет повести А.П. Чехова «В овраге», где прототипом села Уклеево являются Крюково и Угрюмово, жизнь которых хорошо знал писатель, в Крюкове вместо деревянной была построена кирпичная школа. Условия для занятий заметно улучшились.

Каким было Крюково в те далекие годы, свидетельствуют также сведения о населенных, местах, составленные волостным старшиной Гуровым 26 апреля 1896 года, в канун Всероссийской переписи населения: «Село Крюково расположено на землях крестьянского общества на реке Лопасня. Находится при трактовой дороги, ведущей в торговое село Лопасню. Дворов 110. Жителей: мужчин 264, женщин 425, всего 689. В селе имеется каменная церковь, часовня, земская деревянная школа. Промышленные заведения: две ситценабивных фабрики, две мелочных лавки, две харчевни, бараночно-крендельные заведения, два овчинных заведения, трактир»86 лет назад. Новая жизнь пришла в село лишь через 21 год — после Великой Октябрьской социалистической революции.

С установлением Советской власти фабрика братьев Коченковых в Крюкове прекращает свое существование. На ее месте к 1925.году, создается промартель по изготовлению металлических кроватей; затем профиль предприятия меняется, — оно выпускает столы и комоды, настольные игры. После возведения нового корпуса (участок № 4) на заводе налаживается выпуск учебно-тренировочных пистолетов. Когда началась Великая Отечественная воина, более двухсот крюковчан ушли на фронт, многие из них не вернулись с полей сражений. Оставшиеся жители села самоотверженно трудились на своем предприятии, выпускавшем в это время продукцию оборонного значения — детали для мин.

В начале 1943 года предприятие передается Главному Управлению сантехники Наркомата строительных материалов. С этого времени оно начинает специализироваться на выпуске вентиляторов. Во главе производства ставится один из пионеров отечественного вентиляторостроения, инженер-конструктор Серафим Алексеевич Рысин. Он разрабатывает конструкцию вентиляторов нового типа (ВР1, ЭВР — электрический вентилятор Рысина), чрезвычайно эффективную по сравнению с прежними, за что был удостоен государственной премии. В этот период на заводе устанавливается специальное оборудование и оснастка, монтируются конвейеры. Однако существующие мощности уже не могли обеспечить растущие потребности промышленных предприятий страны в вентиляторах. В связи с этим принимается решение построить на заводе крупный производственный корпус. К 100-летнему юбилею со дня рождения В.И. Ленина вводятся в строй новые мощности. Общая площадь их составила 25 тысяч квадратных метра, — как и планировалось ранее. Предприятие оснащено мощной котельной, компрессорной станцией, вводятся в эксплуатацию новые подъездные пути, электроподстанция с высоковольтной ЛЭП, организуется вспомогательная служба.
Рядом с заводом вырос рабочий поселок городского типа со школой десятилеткой и деткомбинатом, о которых мог лишь мечтать писатель-гуманист А.П. Чехов. К услугам местных жителей современные магазины и другие социально-бытовые учреждения. В центре поселка, напротив нового заводоуправления, появился прекрасный парк с аттракционами, танцверандой и агитплощадкой. Невдалеке установлен памятник воинам-землякам, павшим в боях с врагом в годы Великой Отечественной войны. У его подножия всегда можно видеть живые цветы от благодарных жителей.

Отрадно, что с Крюковом связаны лучшие годы общественно-медицинской деятельности писателя-врача А.П. Чехова. Напоминает об этом не только мемориальная доска, открытая, двадцать лет назад на здании бывшей фабричной конторы, где в конце прошлого века работал «мелиховский доктор». Здесь действует единственный в стране мемориал, открытый 19 мая 1980 года, филиал Мелиховского музея «Медицинский пункт доктора А.П. Чехова», который уже посетило более 60 тысяч человек из разных областей страны и зарубежных государств.

Крюковский вентиляторный завод становится высокомеханизированным. На нем здесь выпускается более 30 процентов всех вентиляторов, производимых в стране. В 40 государств мера экспортируется продукция крюковчан. Более половины общего объема продукции завода аттестовано почетным пятиугольником — государственным Знаком качества. Завод дважды становился участником ВДНХ, где вентиляторам из разнородного металла присуждаются дипломы I и II степеней; главный инженер В.Н. Столяров награждается серебряной, а слесарь Н.А. Лазарев бронзовой медалями. В социалистическом соревновании в честь 60-летия Великого Октября за достижение высоких производственных показателей завод награждается Почетной грамотой областных организаций. В последние годы занимает призовые места в районном конкурсе по механизации и автоматизации производства, за внедрение новой техники. В соревновании родственных предприятий Министерства Крюковский вентиляторный завод является одним из передовых. По плану в 1982 году намечено выпустить 195560 вентиляторов на сумму, превышающую 20 миллионов рублей. Данные за 10 месяцев свидетельствуют о том, что программа эта успешно выполняется.

Во второй половине текущего года завод освоил выпуск новых вентиляторов для сельского хозяйства. Этим самым коллектив предприятия вносит свой вклад в решение Продовольственной программы страны. Вместе с заводом растут его люди. В коллективе трудятся более 189 ветеранов, труда и войны. Вот некоторые из них. Алексей Алексеевич Белкин, работает на заводе более 40 лет, участник Великой Отечественной войны, орденоносец. С 1947 года по настоящее время ударно трудная член КПСС А.Е. Любимов. Заслуженным авторитетом пользуется кадровый работник, заместитель начальника ОТК И.Н. Гуров. Добрых слов заслуживает мастер цеха № 2 Петр Алексеевич Горохов; сорок лет трудится на заводе работница отдела кадров Е.С. Тарасова. Можно назвать многие десятки людей, составляющих золотой фонд предприятия. Ударники производства за свой самоотверженный труд удостоены высоких наград Родины: четверо — ордена Трудового Красного Знамени, девять человек — ордена «Знак Почета», восемь — ордена Трудовой Славы III степей, а участник Великой Отечественной войны Н.А. Савруев стал кавалером ордена Октябрьский Революции.

Главная роль в воспитании коллектива, его мобилизации на успешное решение – доставленных задач принадлежит партийной организации завода, которую возглавляет офицер запаса орденоносец П.Т. Уделько. Ныне коллектив Крюковского вентиляторного активно готовится к достойной встрече 60-летия образования СССР и 40-летнего юбилея своего завода. Старинное село Крюково и его люди устремлены в будущее.